Вдохновение черно белым кино стихи

Гид VI Фестиваль рисованных историй «Бумфест» 6-й «» представителен по географии — три континента — и по именам. Из имен — «дедушка комикса» Вильгельм Буш, живой классик Хосе Муньос, сорок авторов московского объединения «Цех» и не меньше у французского издательства Le dernier сri. Дедушка комикса Первую славу Вильгельму Бушу 1832—1908 принесла книжка о похождениях двух малолетних оболтусов Макса и Морица, в стихах и с картинками. Букв было совсем немного, зато много картинок, причем картинок подробных, поэтапно расписывающих, как набить трубку пастора порохом и что случится дальше, как изловить и удавить соседских кур или запустить насекомых под одеяло старенькому родственнику. Понятно, это приводило в восторг других оболтусов, но также их прогрессивно мыслящих родителей. «Вредные советы» своего времени, продукция Буша пошла на ура. За Максом и Морицем последовали герр и фрау Кнопф, Плих и Плюх, Пауль и Петер — вкупе с другими образчиками сорванцов и недотеп, филистеров и ханжей всех сословий и обоих полов. Если букв становилось больше, это называлось «социальной сатирой»; со временем стало забываться, что выпускник Дюссельдорфской академии еще и картины писал, — так что сто лет спустя за Вильгельмом Бушем окончательно закрепилось звание гроссфатера, то бишь дедушки комикса. Бушем зачитывался, например, будущий Даниил Хармс, пока еще учился в Петершуле; благодаря хармсовскому переводу «Плиха и Плюха» главным образом Буш известен у. Библиотека зарубежной детской книги, до 14 октября Детская техника и семейные воспоминания То жутковатый, то трагический привкус черно-белых историй, рассказываемых Лин Ховен, связан с особенностями техники, в которой работает художница из Бонна, — по-французски техника называется граттаж, а по-нашему процарапка, ей учат в художественных школах, когда есть желание получить эффект будто от ксилографии, не прибегая к ножу, стамеске или штихелю, с экономией сил и без порезанных рук. Выполненный в этой технике графический роман Ховен «Liebe schaut Weg» — «Любовь смотрит в сторону» — в 2008 году получил приз за лучший независимый комикс на крупнейшем немецком фестивале комиксов в городе Эрланген: это подлинная история семьи Ховен, имеющей американо-германские корни — что во время Второй мировой создавало известные проблемы. Малый зал Манежа, до 14 октября Секс, насилие и прочие прелести навязчивых состояний ума Марсельское издательство, основанное в 1992 году художниками Пакито Болино и Кэролайн, что характерно, Сюри, издает такой сюр, ар-брют и психоделику, что не на каждую голову налезет; столько освежеванных трупов, выдавленных глаз и выпущенных кишок, столько разнообразных монстров, зомбированных младенцев и обиженных по-всякому девственниц, определенно, не было на всех «Бумфестах» разом, считая с момента основания фестиваля. Ровно как перемешаны конечности и внутренности на картинках из книг, издаваемых «Последним воплем», так же переплетены и художественные влияния, и география в издательской политике, и столь же богата и разнообразна технология создания рисованных историй, что потом тиражируются методом шелкографии. Цензуры тут, понятно, нет, что привлекает к сотрудничеству с издательством молодых авторов; за двадцать лет Le dernier сri выпустили более трехсот книг, несколько мультсборников — из числа тех, какие ни за что не покажут детям, — а также издают патологический альманах «Hopital Brut» вышло восемь номеровгде контрибьюторами — авторы со всего мира, от Франции до США и от Японии до Финляндии. Малый зал Манежа, до 14 октября Сюрреализм вместо комиксов Сподвижник великого Хихуса он же Павел Сухихсоздателя московского фестиваля комиксов «КомМиссия»; участник объединения комиксмейкеров «Люди мертвой рыбы»; несколько лет — главный редактор издававшегося «Людьми мертвой рыбы» «Альманаха рисованных историй». Велитов, кстати, еще и рисует довольно-таки на Хихуса похоже; соответственно, и вопросы насчет источника вдохновения — «че курим? » — к нему порой тоже похожие возникают. Может быть, именно чтобы вопросы такие снять, Велитов привез на фестиваль серию «Картинки из подсознания» — не связанную никаким внутренним сюжетом, а только внутренним миром самого автора; уже по названию можно догадаться, что за персонажей там можно увидеть; а еще медитативное видео «Тайное озеро». Малый зал Манежа, до 14 октября Победитель прошлогоднего «Бумфеста» Композитор, художник, фотограф, писатель — но главным образом автор и переводчик комиксов — в 2010 году создал электронное издательство Toge No Jizo, где начал публиковать комиксы из Азии, Европы и США, так что на сегодняшний день это единственное издательство в Японии, которое издает зарубежные альтернативные комиксы в электронном формате. В 2011 году Харукиши сделал гид «Давайте читать альтернативные иностранные комиксы», где рассказал о 50 иностранных комиксах, изданных после 2000 года — сюда вошла известная серия любимца и участника чуть ли не всех «Бумфестов» Олега Тищенкова «Кот», — и Харукиши был назван победителем прошлогоднего фестиваля и, стало быть, удостоился персональной выставки в рамках нынешнего. Галерея «Сарай», до 14 октября Гендерные проблемы по-швейцарски С первой же графической новеллы — появившейся, кстати, сравнительно поздно, когда автору было уже под тридцать, — Анна Соммер нашла свою тему взаимоотношения половжанр трагикомическая бытовуха с элементами черного юморану а фирменная техника аппликация из разноцветной бумаги, дорисованная, если где надо появилась, еще когда Анна Соммер была только иллюстратором и о комиксах не помышляла. Некоторые иллюстраторы сейчас обходятся в таких случаях без ножниц, «вырезая» и «склеивая» это дело на компьютере, — зато и в реале их картинки не столь привлекательны и эффектны, как эти: конечно, очень дамские, аккуратненькие и декоративные, но с внушающими опасения, как будто способными, если что, и поранить контурами-краями. Музей Набокова, до 14 октября Аргентинский нуар После Вильгельма Буша главный авторитет в программе нынешнего фестиваля — аргентинец Хосе Муньос; Гран-при фестиваля в Ангулеме в 2007 году, а до того — несколько призов там же и на других фестивалях достаточно говорят о его статусе в профессиональной среде. Уроженец Буэнос-Айреса, ученик Уго Пратта и Альберто Бречча, Муньос позже с Праттом успел поработать над несколькими эпизодами комикса «Эрни Пайк», а благодаря Бречча приобрел вкус к черно-белому комиксу с персонажами, будто явившимися из кино нуар. В начале 1970-х Муньос приехал в Европу — сначала в Испанию, Англию, потом Италию, — где впоследствии и вынужден был остаться, дабы не возвращаться в Аргентину, где как раз начался пересменок власти; в Италии он и познакомился с писателем Карлосом Сампайо, ставшим его соавтором. Так на свет появился «Алек Синнер», самая известная работа Муньоса, оказавшая влияние, в частности, на Фрэнка Миллера и его «Город грехов». Центр культуры и музыки Библиотеки. Маяковского, до 12 октября Неоднократный номинант премии Кандинского Сюжет псевдорелигиозного параноидального откровения «Русские черти» основывается на том, что «рано или поздно ко всякому приходит и пронзает сознание» патологическая идея, будто все окружающие суть не те, кем кажутся. «Начинаешь чертей повсюду видеть и ощущать их присутствие ежечасно»,— и вот, протагонисту мерещатся черти в белых халатах, черти в фуражках с кокардами; «а этих чертей ты по телефону вызываешь, если у тебя трубу прорвало»; «эти черти говорят, что они родители твои», — и довершает картину адского неуюта «мелкий черт-спиногрыз, от чертовки родившийся». Черт в бутылке сидит, черт в телевизоре, черти «на всех постах, во всех судах и министерствах» — и «есть такая страшная догадка, что самый страшный черт внутри тебя самого и сидит». Некуда бежать, и ад повсеместен, что и утверждает исповедуемый Григорием Ющенко «экзистенциальный трэш». Библиотека книжной графики, до 7 октября Любовь и другие возвышенные чувства Студентка Петербургского университета кино и телевидения мастерская Ивана Максимова и Дмитрия Высоцкого Хелена Клинцевич делает коротенькие сентиментальные мультики — с говорящими названиями вроде «О любви» и хрупкими романтическими персонажами особенно хрупкими и романтическими благодаря тонкой графике Клинцевич. Еще она занимается иллюстрацией рисовала для Seasons и «Сеанса», делала открытки и афишии работа в жанре комикса, в общем, прямо-таки напрашивалась. Разбей анимацию Клинцевич на кадры — вот и комикс, чего проще. Кафе Zoom, до 14 октября Иллюстраторский интернационал «Цех» существует с 2006 года и сейчас объединяет более полусотни иллюстраторов из России и Украины, проживающих ныне от Роттердама до Казани. Какие картинки можно ждать от иллюстраторов, где каждый рисует по-своему, и чтобы не получилось совсем вразнобой? И иллюстраторы ради иллюзии единства пошли на формальное самоограничение, превратив групповую выставку в исследование: сколько нужно кадров, чтобы получился комикс? В предисловии к выставке куратор Виктор Меламед, создатель «Цеха», обещает истории, «сжатые до одной картинки», комиксы «в один кадр» — что не вполне получилось, ибо далеко не всем хватило одного кадра, но тут вряд ли кто станет придираться. «Чтобы заострить внимание зрителя на сюжетах и для визуального единства проекта, все работы выполнены в черно-белой гамме. По формальным признакам инструментарию это иллюстрации, но иллюстрации сами к себе, иллюстрации, которым нужен только вдумчивый и непредвзятый зритель», — строгая потому что черно-белаячуть жутковатая потому что и черно-белая, и масса вынужденных недосказанностей и умолчаний выставка собрала таких историй на разный вкус: тут и ужастик, и фэнтези, и комедия, и нуар. Flex, до 14 октября Иллюстратор из Петербурга Завсегдатай «Бумфестов» — да что там, «Бумфесту» практически родственница, сочинившая фирменный стиль фестиваля, — Варвара Кархалева, более известная благодаря овощному псевдониму, некогда закончила кафедру графического дизайна в «Мухе», потом Georg-Simon-Ohm-Hochschule в Нюрнберге, побывала арт-директором дизайн-студии «Медиамама» — и все это время, разумеется, рисовала, рисовала… Но в комиксы это сразу не складывалось. Персонажи ее — растерянные, будто кем-то обиженные девочки, вихрастые собачки, злобные зайцы и аутичные волки — говорили сами за себя, без посредства текста. Грустноглазые детки Варвары, чем-то напоминающие подозрительных сюрреалистических девочек Нары Йоситомо — менее сюрные и более психологичные, — способны вызвать массу эмоций одним взглядом своих больших темных глаз, по-младенчески припухлым бугорком посреди верхней губы tuberculum labii superiorisно опущенными по-взрослому уголками рта «морщины марионетки». Все, что с ними могло случиться, надо было воображать, а не узнавать с помощью рассказчика. И сейчас, когда у Варвары выходят сравнительно длинные, на десять — двадцать кадров истории, они необязательно сопровождаются текстом — мол, и так понятно; с другой стороны, тексты теперь появляются у нее даже в объектах, отчего те становятся тоже вроде комиксов. Центр искусств «Невский, 8», до 14 октября Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»: главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.