Статья по юриспруденции за деньги

Взяточникам хотят запретить превращение в мошенников - Юриспруденция - Сообщество частных детективов СНГ Отключен JavaScript У вас отключен JavaScript. Некоторые возможности системы не будут работать. Пожалуйста, включите JavaScript для получения доступа ко всем функциям. Закрыть лазейку в Уголовном кодексе, позволяющую взяточникам избегать огромных штрафов, желает МВД, некоторые депутаты Госдумы и общественники. Решение проблемы традиционно — изменение Уголовного кодекса и введение новой статьи за "получение незаконного вознаграждения". Только противников у новации чрезвычайно много и доводы их серьезны. Судья ВС в отставке Владимир Радченко вообще разглядел в документе "намек юридической истеричности". Попавшиеся на даче или получении взятки нередко добиваются переквалификации своих действий на мошенничество, говорил вчера на круглом столе в Госдуме единоросс Рафаэль Марданшин. А иногда и специально ставят такие задачи перед своими адвокатами. Причина — в более мягком наказании. Самая строгая санкция за получение взятки — в особо крупном размере — это лишение свободы на 8—15 лет и штраф в размере 70-кратной суммы полученного ч. Второй причиной для переквалификации становится сложность доказывания взяточничества. Лидер движения "Бизнес-Солидарность" Яна Яковлева предложила участникам проекта единороссов "Комфортная правовая среда" решить проблему с помощью изменения УК. Законопроект, по сути, реализует давние планы МВД о введении в кодекс нового состава — "получение незаконного вознаграждения" ст. Предлагается ввести наказание за "получение лично или через посредника вознаграждения в виде денег, ценных бумаг за обещание совершить в пользу взяткодателя или представляемых им лиц действия бездействиеотносящиеся к служебным полномочиям лица, при отсутствии полномочий" либо за обещание оказать влияние на уполномоченное должностное лицо. В качестве наказания предусмотрено лишение свободы до двух лет со штрафом в 10-кратном размере от полученного. Значительный размер вознаграждения "стоит" на один год свободы дороже, а для госслужащих обернется еще и 40-кратным штрафом, для вымогателей или взявших "гонорар" в крупном размере — в 50-кратном. За особо крупный размер суды смогут отправить виновника за решетку на 7—12 лет и добавить штраф в 60-кратном размере. Яковлева доказывала необходимость перемен на собственном примере. Вымогавшие у нее 3,5 млн руб. Первый осужден на два года лишения свободы и штрафу в 150 000 руб. И таких случаев много, продолжала Яковлева, по статье "взяточничество" "у нас никто и не садится". В подтверждение своих слов она приводила статистику главы Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева, озвученную на днях на совещании судей: в 2013 году за коррупционные преступления осуждены 9500 человек, из них более 70 % за взятку менее 10 000 руб. Очень маленький процент осужденных за взятку крупнее именно по статье взятка, — рассуждала Яковлева. Мне показалось, должна быть статья, которая бы прикрывала эту лазейку, раз уж мы не можем правоприменение поправить". Замначальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД Борис Колесников поддерживал Яковлеву и объяснял, почему взяточники превращаются в мошенников. Нечетко прописаны должностные инструкции, объяснял он, налоговый инспектор берет взятку, но по инструкции он не вправе взыскивать штрафы, поэтому дело заводится по статье "мошенничество". Та же ситуация и при задержании руководителя налоговой инспекции — он не отвечает за начисления штрафов. Предложенный законопроект, считает он, "облегчит работу" правоохранителям. Но больше никто из присутствующих эту точку зрения не разделял. Георгий Смирнов, старший инспектор отдела методического обеспечения информационно-методического управления Главного организационно-инспекторского управления СКР, настаивал, что новая статья будет конкурировать с уже существующими и возникнут проблемы с квалификацией. Кроме того, по его мнению, новая статья получилась слишком всеобъемлющей, следовало из его выступления, по ней можно квалифицировать разные по степени опасности деяния. Во-первых, под нее подпадет обычный гражданин, который выдает себя за должностное лицо и получает деньги, не имея умысла и возможности исполнить обещанное. Во-вторых, должностное лицо, у которого просто нет соответствующих полномочий, либо обещанное никак не связано с его работой. Увидел Смирнов и то, что проект предопределяет неразрешимые проблемы для следователей и оперативников. Потребуется проведение оперативно-разыскных мероприятий, а для преступлений небольшой тяжести с наказанием в два-три года лишения свободы, которые есть в предлагаемой конфигурации ст. Скептичен был и замначальника управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры Сергей Иванов. Он назвал предлагаемую норму "непроработанной". И заподозрил, что законопроект призван скрыть недоработки полиции при оперативно-разыскных мероприятиях путем введения новой статьи. Адвокаты тоже увидели в документе недостатки. Вадим Клювгант называл "профанацией" попытку объяснять новеллы тем, что "сложно что-то доказывать или расследовать". Никогда не было легко выявлять, доказывать такого рода преступления. И не должно", — возмутился. При этом он остался недоволен юридической техникой законопроекта: "Вопросов больше, чем ответов". Эту тему подхватил его коллега из адвокатского бюро "Резник, Гагарин и партнеры" Андрей Горленко. Но если посмотрим на текст, опять возвращаются к термину "взятка". В третьей строчке говорится "в пользу взяткодателя", — обратил внимание. Он назвал документ "стандартным, но глубоко неправильным". По его мнению, надо обратить внимание на другую проблему: из-за введения кратных штрафов в стране появился "институт лиц, которые, помимо убийц, пожизненно будут отбывать наказание". Штраф — 120 млн. Отсидел срок, а дальше что? Он пожизненно будет отбывать наказание, — говорил Радченко. Когда до конца дней уголовное наказание — это, по моему, не есть хорошо". Но обильная критика не заставила авторов законопроекта отказаться от своих планов. Марданшин заметил, что все-таки проблема переквалификации деяний существует и нужно законопроект доработать. Источник: С уважением, Частный детектив Письменный Сергей Алексеевич г. Московский адвокат Юрий Нерсесян пообещал клиенту, что обвинение тому переквалифицируют со взяточничества на более мягкое — мошенничество. Для мотивации защитнику отдали 800 000 руб. Но, по версии самого клиента Андрея Барискина, деньги предназначались следователю и "друзьям" адвоката. Переквалификация состоялась, Барискин отделался мелким штрафом, который не платит, а заодно требует деньги с адвоката, и уже добился наказания для. Летом 2012 года Андрею Барискину срочно потребовалась помощь адвоката — его задержали по подозрению в получении взятки. Выбор пал на Юрия Нерсесяна, и 15 июня с ним Барискина в каком родстве с доверителем — в "Вестнике Адвокатской палаты Москвы" не указано заключила соглашение. Адвокат за 100 000 руб. В дополнительных условиях к соглашению речь шла еще про 800 000 руб. Эти деньги, согласно документу, должны были лежать в коллегии до тех пор, пока обвинение Барискину не будет переквалифицировано с ч. В противном случае, указывалось в дополнительных условиях, деньги возвращаются доверителю. Позже Барискин настаивал, что 500 000 руб. Деньги, как утверждал Барискин, адвокату были переданы, но качество услуг вскоре испортилось. Юшина о продлении Барискину ареста, а потом не обжаловал постановление суда. Но письмо о разрыве соглашения и требовании вернуть деньги в коллегию, где трудился Нерсесян, пришло лишь 30 октября. На возврате какой суммы настаивал клиент, в "Вестнике" не указано. Тем временем дело на Барискина все-таки переквалифицировали со взяточничества на мошенничество ч. В конце ноября дело поступило в Истринский горсуд, а 6 декабря 2012 года председатель судаОлег Горягин, как следует из картотеки суда, рассмотрев дело в особом порядке, приговорил Барискина к штрафу в 300 000 руб. Приговор осужденный не обжаловал, это безуспешно попыталась сделать прокуратура, недовольная "чрезмерно мягким" наказанием. Штраф, впрочем, Барискин платить тоже не стал, следует из банка исполнительных производств, где за ним числится долг в те же 300 000 руб. Как только судебная тяжба закончилась — 24 января 2013 года Мособлсуд отказал в изменении приговора — 8 февраля родственница Барискина, которая и заключала с Нерсесяном соглашение, отправила жалобу на него в Адвокатскую палату Москвы. Она просила наказать адвоката, обязать его ответить на письмо с требованием вернуть деньги. Президент палаты Генри Резник ответил заявительнице, что разрешение денежных споров между клиентом и адвокатом не входит в компетенцию палаты, это прерогатива суда. В июне Барискины обратились в АПГМ повторно. На этот раз их претензии были конкретнее. Они требовали наказать адвоката за внесение в соглашение пункта о "гонораре успеха" по уголовному делу и невнесение 800 000 руб. Жалобщики считали, что такое поведение защитника "свидетельствует об умышленном завладении чужими денежными средствами путем злоупотребления доверием и непрофессиональным исполнением своих обязанностей". Первую часть жалобы — на неявку Нерсесяна в суд — члены квалификационной комиссии Адвокатской палаты Москвы отклонили сразу, так как к моменту разбирательства истек годичный срок привлечения к ответственности. Но все же в палате со ссылкой на имеющиеся документы отметили, что Нерсесян "участвовал в следственных и судебных действиях, проводившихся с Барискиным, за исключением судебного заседания Истринского горсуда Московской области 13 сентября 2012 года". При этом в тот же день он с 17. В претенизях по поводу "гонорара успеха" в палате решили разобраться, поскольку срок привлечения к ответственности еще не закончился. В палате решили, что он истекал 30 октября 2013 года, поскольку именно в этот день год назад адвокат должен был узнать о расторжении соглашения. Нерсесян во время дисциплинарного производства не отрицал, что не внес 800 000 руб. Квалификационная комиссия расценила такое поведение адвоката как ненадлежащее исполнение им профессиональных обязанностей перед доверителем. Сам же "гонорар успеха" квалифкомиссия расценила как нарушение п. С намеками Барискиных на то, что Нерсесян совершил преступление, в палате разбираться не стали, лаконично заметив, что "установление обстоятельств уголовно-наказуемых деяний не входит в компетенцию дисциплинарных органов адвокатской палаты". По итогам самого разбирательства Совет палаты вынес Нерсесяну предупреждение. Источник: С уважением, Частный детектив Письменный Сергей Алексеевич г.